Оправдательный приговор по номинальному директору

Без вины виновный, или Незаконность приговоров, вынесенных в отношении генеральных директоров по ст.199 УК РФ

Уверен, тема статьи весьма актуальная для многих и родилась из нашей практики защиты бизнеса.

Рассмотрим один из аспектов, неправомерности привлечения к уголовной ответственности по ст.199 УК РФ (Уклонение от уплаты налогов) генерального директора (главного бухгалтера, учредителя) компании, а именно случаев, когда первоначально именно компания была привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Распространённая ситуация, инспекция ФНС (ифнс) проводит выездную налоговую проверку (ВНП), по результатам которой выносится Решение о привлечении компании к ответственности, предусмотренной п.1 ст.122 НК РФ. Данная правовая норма предусматривает ответственность за совершение неосторожного налогового правонарушения, выразившегося в неполной уплате сумм налогов, сборов и страховых взносов.

В соответствии со ст.106 НК РФ и ст.110 НК РФ налоговое правонарушение компанией может быть совершено по неосторожности, и в таком случае, умысел в действиях должностных лиц компании (генерального директора, главного бухгалтера и учредителя) отсутствует.

Между тем, налоговое правонарушение, совершенное компанией умышленно, уже предусматривает ответственность п.3 ст.122 НК РФ. Совершенно очевидно, что качество и сложность доказывания умышленного налогового правонарушения гораздо выше. Процесс сбора доказательств умышленного правонарушения трудоёмкий, требует больших затрат времени и ресурсов налоговиков, а требования к качеству проверки ифнс становятся выше.

Решения по ВНП, в дальнейшем, проходят много этапные стадии обжалования. Риск отмены результатов ВНП, при квалификации по п.3 ст.122 НК РФ, представляются гораздо выше.

Учитывая, что юридическую защиту в инфс (дальше в арбитражном суде) достаточно часто осуществляют высококвалифицированные налоговые юристы, налоговый процесс и спор проходит при их активном участии и профессиональном контроле.

Вероятно, именно по всем вышеуказанным причинам ифнс, гораздо проще, вынести Решение и привлечь компанию к ответственности за совершение налогового правонарушения по п.1 ст.122 НК РФ.

Дальше, информация от ифнс о совершенном компанией налоговом правонарушении для проведения доследственной проверки поступает в Следственный Комитет (СК).

СК при наличии достаточности суммы не уплаченных налогов возбуждает уголовное дело по ст.199 УК РФ за уклонение от уплаты налогов, как правило, в отношении генерального директора (главных бухгалтеров и учредителей).

Итак, следователь СК при наличии крупного размера неуплаченных налогов в сумме превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд 15 миллионов рублей, а особо крупного размера — сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд 45 миллионов рублей, благополучно возбуждает уголовное дело.

При чём, возбуждение в СК уголовных дел по ст.199 УК РФ происходит независимо от квалификации ифнс налогового правонарушения как неосторожного (п.1 ст.122 НК РФ) или умышленного налогового правонарушения (п.3 ст.122 НК РФ), что является уже недопустимым.

СК не принимает во внимание, что в соответствии с п.4 ст.110 НК РФ форма вины организации определяется формой вины ее руководителя и указанное свидетельствует об обнаружении неосторожной формы вины генерального директора (главного бухгалтера и учредителя) компании. Данные обстоятельства, свидетельствуют об отсутствии у генерального директора умысла на уклонение от уплаты налогов.

СК признаёт, что именно результаты ВНП служат основанием для возбуждения уголовного дела, но не учитывает квалификацию ифнс по совершенному налоговому правонарушению.

Умысел генерального директора (главного бухгалтера и учредителя) компании, направленный на уклонение от уплаты налогов, СК в основном, не устанавливает, и не получает доказательств совершения им действий, нацеленных на достижение этого преступного результата. Полагаем, такие уголовные дела подлежат прекращению по основаниям, предусмотренным п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления).

В Постановлении Пленума Верховный суд РФ от 26.11.2019 N 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» прямо указывается, что налоговые преступления всегда совершаются с прямым умыслом, который необходимо доказывать, что следствием, зачастую, не делает. Согласно п.8 вышеназванного Постановления Пленума Верховный суд РФ необходимо обратить внимание судов на то, что уклонение от уплаты налогов, сборов, возможны только с прямым умыслом.

При решении вопроса о наличии такого умысла суду необходимо, в частности, учитывать обстоятельства, исключающие вину в налоговом правонарушении (ст.111 НК РФ), а также исходить из предусмотренного п.7 ст.3 НК РФ принципа, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Согласно ст.111 НК РФ обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему налоговым органом в пределах его компетенции. Указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым (расчетным) периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа), и (или) выполнение налогоплательщиком мотивированного мнения налогового органа, направленного ему в ходе проведения налогового мониторинга.

Диспозиция нормы ст.199 УК РФ носит бланкетный характер и отсылает к нормам отраслевого и специализированного (налогового) законодательства. Поэтому, представляется единственно верным и логичным, при возбуждении уголовного дело по ст.199 УК РФ ориентироваться именно на квалификацию допущенного компанией правонарушения налоговым органом.

В Решении ифнс о привлечении компании к ответственности за совершение налогового правонарушение прямо указывается часть статьи 122 НК РФ, что и должно являться основанием для принятия решения об отказа или напротив в возбуждении уголовного дела.

В настоящее время, в СК отсутствует подобная практика принятия решения о возбуждении уголовных дел, что, видимо, является существенным профессиональным допущением и пробелом.

Поэтому уголовные дела по ст.199 УК РФ, возбужденные при подобных обстоятельствах, изначально возбуждаются незаконно и неправомерно.

В указанных случаях, вина подозреваемого, обвиняемого и в дальнейшем подсудимого остаётся не доказанной.

Вот и получается парадокс, что генеральный директор (главный бухгалтер и учредитель) без вины виновный!

Предварительное расследование и судебное следствие зачастую проходит весьма формально с множеством различных нарушений, как материальных, так и процессуальных. О множестве таких нарушений писали наши коллеги, например Алексей Иванович Стенькин (https://zakon.ru/stenkin).

Анализ судебной практики в московском регионе показал, что основная масса уголовных дел по ст.199 УК РФ рассматривается в особом порядке (но это отдельная тема для статьи), что только усугубляет ситуацию с незаконными приговорами и качеством правосудия.

В отличии от налоговых споров по налоговым уголовным делам по ст.199 УК РФ, во-первых, ощутимо и заметно отсутствие активной и агрессивной защиты подозреваемый, обвиняемых и подсудимых. Здесь можем догадываться и предположить, что налогоплательщик, видимо, готов обжаловать и бороться в ифнс и арбитражном суде по суммам вменяемых неоплаченных налогов, сборов, пеней и штрафов, но после уже теряет силы, финансовые и человеческие ресурсы, возможности (желание) защищаться дальше по уголовному делу; во-вторых, отсутствуют качественные и профессиональные проводимые предварительные и судебные расследования; в-третьих, практически полное отсутствие судей в районных судах, специализирующихся на рассмотрение дел по налоговым преступлениям (в отличии, например, от арбитражных судов).

Все вышеперечисленные причины приводят к низкому качеству уголовного расследования и правосудия по налоговым преступлениям, возврату уголовных дел прокурору по ст.237 УПК РФ и отмене приговоров.

Таким образом, очевидна незаконность привлечения генерального директора (главного бухгалтера, учредителя) компании к уголовной ответственности по ст.199 УК РФ, при привлечении компании к ответственности за совершение налогового правонарушения по п.1 ст.122 НК РФ.

Причина и цель этой статьи добиться с помощью мобилизации сил юридического сообщества отказа СК и прекращения в СК и судах незаконных возбужденных уголовных дел по ст.199 УК РФ, при наличии противоречий в квалификации действий налогоплательщиков между решениями ифнс и уголовными делами.

«Надо лечить судей от боязни оправдательных приговоров» Российский адвокат номер один — о процессе над Ефремовым, заказных делах и будущем судов

У ходящий 2020 год был богат на перемены в судебно-правовой сфере России. Суды поставили точки в громких судебных процессах над актером Михаилом Ефремовым и режиссером Кириллом Серебренниковым, свой пост покинула бессменный на протяжении 20 лет председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, а Юрия Чайку на посту генпрокурора России сменил Игорь Краснов. В профессиональном сообществе существуют самые разные мнения относительно того, какие последствия будут иметь эти события и как они повлияют на процесс гуманизации российского уголовного законодательства. Свою оценку ключевым событиям года в области права в эксклюзивном интервью «Ленте.ру» дал Генри Резник — заслуженный юрист России, вице-президент Федеральной палаты адвокатов России, член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ).

«Яркий пример в пользу присяжных»

«Лента.ру»: Какой судебный процесс, по вашему мнению, стал главным в 2020 году?

Генри Резник: Все дела затмил процесс Михаила Ефремова. Не припомню, чтобы довольно заурядное в профессиональном отношении дело исключительно благодаря шумовому сопровождению во всех видах массмедиа приобрело такой колоссальный резонанс. Наглядный пример могущества четвертой власти.

Какие уроки преподал этот процесс судейскому и адвокатскому сообществу?

Для судейского, думаю, никаких — не такой сложности и общественной значимости дела видели. Суд дело рассмотрел, доказательства оценил и вынес приговор.

А вот Федеральная палата адвокатов была вынуждена вначале сделать заявление, а затем возбудить дисциплинарные производства в отношении защитника Ефремова Эльмана Пашаева и представителя потерпевших Александра Добровинского. В результате оба лишились адвокатского статуса.

Советы разных палат — Северо-Осетинской и Московской — пришли к идентичным выводам, что публичные высказывания Пашаева и Добровинского явно несовместимы с сутью адвокатской профессии и подрывают доверие к институту адвокатуры.

Чтобы развеять ошибочные представления об основаниях таких решений, отмечу, что эти высказывания были допущены [адвокатами — прим. «Ленты.ру»] в интервью СМИ во время рассмотрения дела Ефремова.

Однако они не имеют прямого отношения ни к участию адвокатов в судебном процессе, ни к эпатажу в ходе его пиар-сопровождения, в том числе на многочисленных телешоу.

Правда, многие сочтут такое поведение неуместным для адвоката. Кроме того, в адвокатской среде традиционно нравственно осуждается самореклама. Но это все за рамками дисциплинарного преследования.

Претензии к тактике и качеству защиты адвокату может предъявить только доверитель. Однако кодекс нашей профессиональной этики регулирует не только отношения «адвокат — клиент», «адвокат — суд», но и «адвокат — сообщество». Адвокат не должен подрывать доверие к профессии и умалять авторитет адвокатуры.

Какие еще судебные процессы вы отметили бы в уходящем году — и по степени важности, и по уровню общественного резонанса?

Безусловно, процесс Кирилла Серебренникова: он показал истинную цену принципам состязательности и презумпции невиновности в нашем профессиональном суде.

Следствие с самого начала избрало оригинальную обвинительную конструкцию, объявив непоставленными спектакли, которые длительное время с успехом шли в театре и получали лестные отзывы в прессе.

Обязанность доказывания была переброшена на защиту, и экспертиза, проведенная в суде по ее ходатайству, полностью опровергла ту, что была выполнена на предварительном следствии. Но суд вместо вынесения оправдательного приговора назначил третью экспертизу — и в итоге оправдание [Серебренникова] подменяется условным осуждением.

Ни у кого из осужденных не обнаружено каких-либо ценностей — дорогой недвижимости, крупных сумм денег или активов. Вместо разрешения спора между сторонами в процессе суд выполнил функцию обвинения. Ярчайший пример в пользу расширения подсудности судов присяжных.

«Для столичного суда такое отношение к закону недопустимо»

В 2020 году впервые за 20 лет сменился председатель Мосгорсуда: на место Ольги Егоровой пришел военный судья. Как вы оцениваете работу Егоровой на этом посту?

Егорова унаследовала практику Мосгорсуда, которая складывалась долгие годы, поэтому считать ее зачинательницей встраивания судебной системы в вертикаль власти абсолютно необоснованно. Суд и в стране, и в Москве всегда был зависим от исполнительной власти.

Читайте также  Как рассчитать зарплату при сдельной системе оплаты труда в 2018 году

При назначении в декабре 2000 года председателем Мосгорсуда перед ней, безусловно, была поставлена задача подновить вертикаль, слегка развинтившуюся в турбулентные 90-е.

Я хорошо помню те времена: в районных судах процветала волокита, плевые гражданские и уголовные дела не рассматривались месяцами, кое-какие — даже годами. Надо отдать должное Ольге Александровне, порядок в судах она навела.

Одновременно все уголовные дела или с политическим подтекстом, или инициированные Федеральной службой безопасности (ФСБ) России, а также гражданские — затрагивающие интересы государства — жестко контролировались руководством Мосгорсуда и лично его председателем.

Число таких дел в общей массе невелико, но они очень токсичны. Корежа психику судей, а также питая черствость и упрощенчество, подобные дела усиливают обвинительный уклон по обычным общеуголовным делам, который и так традиционно присутствует.

Оказывается, апелляционная инстанция Мосгорсуда «засиливала» приговоры районных судов с такими грубейшими нарушениями закона, как:
— предрешение вопроса о виновности и необходимости назначения наказания до вынесения окончательного решения по делу;
— вынесение приговора незаконным составом суда;
— нарушение процессуальной процедуры продления ареста нескольким обвиняемым;
— основание приговора на неподписанном протоколе судебного заседания;
— расхождение письменного текста судебного решения с аудиозаписью судебного процесса.

Для столичного городского суда такое пренебрежительное отношение к закону недопустимо — разболтались.

Как деятельность Егоровой на посту главы Мосгорсуда повлияла на судебную практику в России в целом?

Никакого взаимного влияния судебной практики разных регионов друг на друга нет: все региональные суды автономны. У всех свои проблемы, свои прокуратуры, органы следствия, спецслужбы — свои вертикали. Но они сходны до степени смешения, потому [в регионах] одни и те же показатели арестов, обвинительных приговоров, их отмены и изменений, удовлетворения жалоб и ходатайств. Разве что резонансных дел меньше, чем в Москве, но если они случаются, то решаются по сути идентично.

Ваше личное отношение к Ольге Егоровой отличается от профессионального?

Я, как президент Московской адвокатской палаты, был обречен на выстраивание нормальных деловых отношений с председателем Мосгорсуда, иначе мне была бы грош цена. И такие отношения сложились.

Вне рабочих контактов мы общались нечасто. Ольга Александровна — привлекательная женщина и в неформальной обстановке может быть очень обаятельной.

В приходе на пост Егоровой военного судьи прослеживается некий символизм. Вы согласны с этим? Чего стоит ожидать от прихода в главный суд Москвы нового человека, тем более военного?

Я бы не спешил с прогнозами, что с назначением Михаила Птицына Мосгорсуд окончательно оформляется в качестве придатка силовых структур. Военная юстиция всегда отличалась высоким уровнем профессионализма и более гуманной судебной практикой. Это объясняется тем, что судят своих: одни офицеры — других офицеров и солдат. Потому там всегда было больше оправданий и приговоров без лишения свободы. Но и на этом фоне практика военных судов, возглавляемых Птицыным, выделялась пониженной репрессивностью.

Так, количество оправданных гарнизонными судами, подчиненными Южному окружному военному суду, составляет ныне примерно половину из всех оправданных всеми военными судами России. Такая же тенденция наблюдалась в Балашихинском гарнизонном суде, когда им руководил новый председатель Мосгорсуда.

Все же нет оснований подозревать его в неприязни к штатской публике. Конечно, если высокий госзаказ или политическая мотивация останутся, как и прежде, то «оставь надежду всяк сюда входящий». Но, думаю, Птицыну вполне по силам в отношении всего массива уголовных дел начинать лечить судей от боязни оправданий.

«Остается надежда на суды присяжных»

Как вы оцениваете работу руководства Верховного суда?

Верховный суд (ВС) в последние годы откровенно радует. Здоровые инициативы, содержательные постановления и обзоры судебной практики и, главное, внесенные и принятые законопроекты, направленные на совершенствование судебной системы, снижение ее репрессивности и гуманизацию уголовной политики.

Декриминализирован ряд преступлений, а взамен наказаний планируется назначать меры уголовно-правового характера, избавляющие от клейма судимости.

Поддерживают руководители ВС и такие предложения, как расширение судов присяжных, введение процессуальной фигуры следственного судьи и права стороны защиты вводить в процесс эксперта.

Что касается обвинительного уклона в местных судах, то тут ВС пока бессилен — он далеко, и до него приговоры районных судов не докатываются. Местные прокуратура, следственное управление и оперативные службы к ним куда ближе. Остается надежда на сплошную кассацию и суды присяжных.

В 2020 году большие изменения коснулись работы Конституционного суда (КС) России — прежде всего речь идет о запрете на особое мнение судьи. Возможно, этот суд себя изжил?

Право на особое мнение судьи сохраняется — под запрет подпадает только его публикация. Запрет ненужный, излишний. Цель его внятно не определена. Напрашивается единственная — скрытая: побудить судей отказаться от особых мнений, чтобы все шли в ногу.

Но, с другой стороны, создается тест на принципиальность и профессиональное достоинство судей: «Вы, отцы и матери-законодатели, решили соорудить препятствие для вынесения нами особых мнений. Не получится — при несогласии с большинством мы будем продолжать их выносить!»

А сохранить в тайне особое мнение не удастся — в каком-нибудь самиздате рано или поздно выскочит. Конституционный суд себя нисколько не изжил, хотя временами выносил уязвимые и компромиссные решения, как в случае с одобрением всех без исключения недавних поправок в Конституцию.

За почти три десятка лет существования КС его деятельность в целом заслуживает положительной оценки. Он принимает немало важных и полезных решений для ограждения прав и свобод наших граждан, а также конституционного толкования законов. Стране он необходим так же, как сама Конституция.

В 2020 году сменился генпрокурор России. На смену Юрию Чайке, который занимал эту должность с 2006 года, пришел выходец из Следственного комитета России (СКР) Игорь Краснов.

То, что Игорь Краснов работал следователем, не беда. Был бы умным человеком — остальное приложится. Поведение любого работника — снизу и до самого верха — ролевое, функциональное.

А пополнить их в уголовном процессе действительно необходимо. В частности, нужно обязательное согласование с прокурором ходатайства следователя об аресте обвиняемого, предоставление прокурору права давать следователю указания, обязательные к исполнению, а также не только возвращать дела на доследование, но и прекращать их. У Чайки это не получилось — может, удастся Краснову.

Какие еще события 2020 года вы отметили бы как влияющие на жизнь страны?

Еще один закон об «иноагентах». Похоже, скоро будут, как при советской власти, сажать за связь с иностранцами. Или преследование «Свидетелей Иеговы» [запрещенная в России экстремистская организация] — за то, что молятся не тому богу. Просто позор.

Впрочем, все события 2020 года бледнеют перед лицом пандемии COVID-19. Так что берегите себя. С подступающим Новым годом!

Срочно! Суд вынес оправдательный приговор директору екатеринбургского Водоканала

Только что судья Ленинского районного суда Екатеринбурга Евгений Салтыков вынес оправдательный приговор директору МУП «Водоканал» Александру Ковальчику, признав все доводы стороны обвинения несостоятельными, передает корреспондент Znak.com.

Оглашение началось сегодня в 11.00 и шло с двумя перерывами 4 часа. При этом надежда на то, что вердикт не будет обвинительным, появилась уже после первого часа. Судья Салтыков, зачитав обвинительное заключение следствия, принялся скрупулёзно перечислять все доводы защиты, включая показания в пользу Ковальчика, данные в ходе судебного следствия руководителями горадминистрации: главы Александра Якоба, его заместителей Владимира Тунгсова, Алексея Кожемяко, Александра Высокинского, а также бывшего замглавы по строительству Владимира Крицкого.

Сам Ковальчик пришел на сегодняшнее решающе заседание вместе с супругой, которая села в дальний от него угол. То, что она сильно волнуется за судьбу своего мужа, было очевидно: всю финальную часть приговора женщина просидела с закрытыми глазами. Ковальчик пытался сохранять внешнее спокойствие, но несколько раз украдкой перекрестился, а в перерывах почти безостановочно курил на крылечке суда. От журналистов, пытавшихся точно узнать, боится ли он судебного решения, он отделывался фразой: «Чего бояться-то? Это же как погода».

В первую очередь суд снял с него обвинения по части 1 статьи 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями», признав отсутствие признаков состава преступления. Речь шла о строительстве поселка «Светлореченский» в Екатеринбурге ко второй выставке «Иннопром» в 2011 году. По версии следствия, Ковальчик в декабре 2011 года «в целях извлечения преимуществ и нематериальных выгод для себя» в виде «повышения собственного авторитета у руководства города и областного правительства» (стройку, напомним, курировал лично губернатор Александр Мишарин) «вопреки интересам возглавляемого им предприятия» обеспечил предоставление застройщику Светлореченского ООО «Аян-строй» рассрочки до конца 2020 года по оплате 19 млн рублей за подключение объекта капстроительства к сетям водоснабжения и водоотведения.

Судья Салтыков при этом обратил внимание на доводы защиты, что данная рассрочка предоставлялась по поручению главы региона и с ведома руководителей города. К тому же сам Ковальчик не принимал непосредственного участия в составлении документов, и к моменту предъявления ему окончательного обвинения все долги перед «Водоканалом» были правоприемниками застройщика (обанкротился) погашены.

Кроме того, суд усмотрел, что при расследовании (следствие вело расформированное в 2014 году ГУ МВД РФ по УрФО) были допущены нарушения норм УПК РФ.

Также суд оправдал Ковальчика по эпизоду с расторжением договора страхования руководства «Водоканала» с тюменским офисом «РЕСО-гарантия» (был заключен в 2005 году, до прихода в МУП Ковальчика). Этот эпизод квалифицировался по части 4 статьи 160 УК РФ «Присвоение и растрата, совершенные в особо крупном размере». По версии следствия, в ноябре 2012 года Ковальчик подписал распоряжение о расторжении этого договора. На тот момент сумма внесенных страховых премий составила 2,3 млн рублей. Их страховая компания перечислила в соответствии с договором на личные счета пяти застрахованных лиц, включая самого Ковальчика (также в списке были его первый зам по стратегическому развитию, экс-сотрудник свердловского управления ФСБ Сергей Рахманов, еще один зам Михаил Зенков, директора по экономике Антонина Шалыгина, по производству Владимир Коромыслов, главбух Роберт Гильт).

По решению Ленинского райсуда Екатеринбурга, признано, что стороны действовали строго в соответствии с Гражданско-правовым кодексом и законом о страховой деятельности. Поскольку именно такой порядок выплат предусматривался страховым договором, который подписывал в 2005 году прежний директор муниципального предприятия Талгат Адулин. Также суд обратил внимание, что Арбитражный суд Тюменской области ранее признал все действия по расторжению данного договора законными, соответственно, имеющими «преюдициальное (решающее) значение».

Прокуратура, напомним, просила для Ковальчика 4 года лишения свободы условно и штраф 200 тыс. рублей. После оглашения вердикта представитель надзорного ведомства в беседе с корреспондентом нашего издания отметила, что решение об апелляции будет принято «после ознакомления с текстом приговора». Сам Ковальчик, переживавший в этот момент явный приток положительных эмоций, заявил, что он подавать на пересмотр дела «точно не будет». На вопрос, намерен ли он требовать компенсаций (Салтыков признал за ним право на реабилитацию; напомним, Ковальчик провел полгода в СИЗО), наш собеседник ответил, что сначала посоветуется по этому поводу с адвокатами. Также Ковальчик признался, что за 2,5 года, пока шло расследование, стал сильнее и в ближайшее время намерен отпроситься у руководства города в отпуск. В завершение он заметил, что из-за недоработок в законодательстве «руководитель любого предприятия у нас постоянно ходит по лезвию ножа».

На крылечке суда его ждали заплаканная супруга и радостные адвокаты. Впрочем, пообщаться не получилось – на телефон Ковальчика градом посыпались звонки с поздравлениями от коллег и друзей, уже знавших к тому моменту о произошедшем из СМИ.

Дневник судьи: «Оправдательный приговор это всегда ЧП». Часть 2

20 декабря 2019 11:36

Судьи всегда на виду, но известно о них мало. Рассказывать о своей работе, а тем более давать интервью им запрещено. Наш герой – действующий судья с многолетним стажем. Он затронул темы, которые не принято обсуждать. Есть ли лимит на оправдательные приговоры? Как происходит давление «сверху»? Почему судье проще признать человека виновным, чем оправдать? Об этом и многом другом наш герой рассказал в откровенной беседе с «Комсомолкой». Мы уже публиковали первую часть нашего разговора – ее можно прочитать здесь.

Читайте также  Как провести спецоценку условий труда в организации

ЧТО СУДЬЯ ДЕЛАЕТ В СОВЕЩАТЕЛЬНОЙ КОМНАТЕ

Совещательная комната – это кабинет судьи. В советские годы, когда судья уходил туда для принятия решения, у дверей вставал конвой и никого не пропускал. Сейчас такого нет.

Обычно ты заранее знаешь, какое решение примешь, ты же хорошо знаком с материалами дела. Но так бывает не всегда. Бывает, начинаешь писать обвинительный приговор, не пишется, пишешь оправдательный – то же самое…

Иногда понимаешь, что на процессе все врут: жулики, потерпевшие, свидетели… Часто так бывает в делах по мошенничеству. Тогда ты собираешь по максиму всю информацию и долго ее анализируешь. Читаешь дело, ищешь пленумы, изучаешь практику по аналогичным делам. На память нельзя надеяться, слишком много информации. Как говорили в институте – настоящий юрист не должен знать все, он должен знать, где все посмотреть. Это сложный процесс, и очень трудоемкий. Просто его не видно людям. Кажется, будто это легко. Вот так вот просто, вышел и огласил приговор. Но это не так. Бывают дела, в которых, не вникнув в технические тонкости, разобраться невозможно. Например, нарушение правил безопасности на производстве, или некачественное оказание медицинских услуг.

Не знаю, как у других, но лично я думаю о деле и дома, даже ночью, бывает, просыпаешься и размышляешь.

Бывают сложные процессы. Ты приходишь в совещательную комнату и просто какое-то время сидишь, ни о чем не думая.

Время нахождения в совещательной комнате не ограничено. Лично у меня самый долгий срок – месяц.

ПРО НЕСПРАВЕДЛИВЫЕ ПРИГОВОРЫ

Часто бывают случаи, когда опера вешают на жулика преступления, которые тот не совершал. Как правило, это серии, например, кражи велосипедов. Серии всегда тяжело раскрываются. А операм нужно выполнять показатели. Когда они ловят преступника с поличным, то говорят ему: «Возьми на себя серию, какая тебя разница? Все равно будешь сидеть, а так дело рассмотрят в особом порядке, получишь минимальный срок». Не обязательно его при этом бьют. Могут что-то предложить взамен: домой свозить, с родными пообщаться, или еще что-то.

Обычно судья сразу понимает, что подсудимого «нагрузили». Это видно по делу. Во время последнего преступления жулика взяли с поличным, а до этого у него везде явка с повинной. То есть, скорее всего, в реальности он совершил только последнее преступление, а остальными его «догрузили».

Выходов из такой ситуации у судьи несколько. Один из них – если все согласны, рассмотреть дело, как есть. Другой – убедить гособвинителя, что доказательств нет. Тогда он откажется от обвинения и уголовное преследование либо прекратится, либо дело вернется в прокуратуру.

Но если гособвинитель на это не пойдет, наступает самый сложный и трудозатратный процесс – оправдывать подсудимого. Затратный, потому, что надо все досконально проверить, всех вызвать и допросить. Написать убедительный приговор, а это далеко не у всех получается.

Поэтому чаще и «проходит» особый порядок, потому что он наименее трудоемок. В этом случае наказание просто регулируют, назначая срок, как за одно преступление. Тогда и жалоб нет и все довольны. У оперов раскрываемость повысилась, у суда дело быстро рассмотрено, а осужденный получил срок, на который рассчитывал.

Однажды я рассматривал апелляцию по рецидивисту. Его признали виновным в серии из пяти краж. Но суд первой инстанции дал ему не два года, как обещали опера, а четыре, то есть по верхнему пределу. Он подал апелляцию, где заявил, что совершил только одну кражу, а не всю серию. Во время одной кражи он находился в СИЗО, а во время другой был в какой-то глухой деревне, ремонтировал школу. Я запрашиваю документы. Приходят ответы, да, действительно, он говорит правду. В общем, я осудил его только за одну кражу, а не всю серию.

Бывает, что вред и наказание не соизмеримы. Например, по статье за незаконный оборот драгметаллов предусмотрен штраф от 100 000 рублей. Дельцы попадаются, но редко. В основном люди выковыривают из старой бытовой техники серебряные контакты и звонят по объявлению: «Куплю серебро» в газете. А это объявление дали опера. «Преступника» задерживают, идет следствие, потом суд. Формально состав преступления есть, а если вдуматься, то в чем вред? В том, что драгметаллы обратно в оборот пущены? Ну сгнили бы они на свалке. Кому от этого лучше? В таких случаях судье, конечно, тяжело. Если нет оснований для прекращения дела, осуждаешь…, но осадок остается.

ПРО ЖАЛОСТЬ К ПОДСУДИМЫМ

Приемы, чтобы разжалобить судью, одни и те же: малолетние дети, иждивенцы, болезни. К ним судьи уже привыкли. Да и при вынесении приговора руководствуешься не эмоциями, а уголовно-процессуальным кодексом. Хотя, конечно, есть «вилка судейского усмотрения». Границы по ней довольно большие. Допустим 111 статья («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»). Если потерпевший умер, то это четвертая часть статьи, а если получил тяжкий вред здоровью, то первая. Парадокс в том, что сейчас судья может признать жулика виновным по первой части и дать ему четыре года колонии. Но такой же срок преступник может получить и по четвертой части (когда потерпевший умер).

В этом случае смотришь на подсудимого и на то, как он себя ведет. Обычно ты понимаешь: этого максимальный срок ничему не научит, а этому хватит и двух месяцев СИЗО, чтобы больше не возвращаться на этот путь.

У меня был один случай, который я помню до сих пор. Судил бабушку по 327 статье (Подделка, изготовление или оборот поддельных документов). У нее был фальшивый документ, который позволял бесплатно ездить в транспорте.

Хотя это была не бабушка, а женщина лет 50, но выглядела намного лет старше. Ее дочь была наркоманкой: варила ханку, устроила дома притон. К дочери приходили друзья, которые регулярно били эту бабушку. Дочь продала из дома все что можно, даже диван. Бабушка спала на полу, и у нее не было денег даже на еду. В итоге дочь умерла от «передоза». А этот поддельный документ бабушке дал опер, который занимался делом ее дочери. Он просто хотел помочь, зная, что у женщины нет денег ни на что.

Так вот, по этой статье обычно наказывают штрафом, но эта бабушка умоляла дать ей срок, так как у нее не было денег. Когда ее взяли с фальшивкой, она ехала на могилу к дочери.

Я смотрю на гособвинителя, а у нее в глазах слезы, и у всех, кто был на процессе – тоже. Такую реакцию сыграть невозможно. К счастью, были основания для прекращения дела. Но такие истории редки.

Еще случай был подсудимая с месячным ребенком на суд ходила. У нее молоко течет, кормить надо по часам, и дело рассматривать тоже надо. Прерывались на кормление. Всех из зала выгоняли, приставы у дверей, чтобы не сбежала. Покормит, сцедится, дальше рассматриваем. Я потихоньку убеждаю, не надо бы ребенка в процесс таскать. Убедил, стала одна на процессы ходить. Легче стало.

ОПРАВДАТЕЛЬНЫЕ ПРИГОВОРЫ РЕДКОСТЬ

В каждом регионе есть средний показатель по обвинительным и оправдательным приговорам. Обычно судьи стараются, чтобы процент по оправданиям не был существенно выше, чем средний по области. Иначе, к примеру, могут понизить твою категорию.

Понимаете, оправдательный приговор это всегда ЧП. Это что, получается, следствие плохо работало, а прокуратура зря утверждала обвинительное заключение? Такой приговор как бы бракует их работу. К такому решению судьи всегда более пристальное внимание, его тщательно изучают. Наверное, это правильно. Судья все же человек и может ошибаться.

Мне кажется, в советские годы следствию было важно установить истину, а сейчас больше – доказать вину.

Но все-таки, я считаю, что следствие абсолютно незаконно уголовные дела не заводит. Если поднять в любом отделе полиции материалы, то выяснится, что у них тысячи материалов по которым прекратили производство или не стали заводить дела из-за отсутствия состава преступления.

Да, суды у нас почти всегда проходят с обвинительным уклоном, но, несмотря на это, я не считаю, что это сильно критично. Грубо говоря, если бы я был полностью независим от всех показателей, то судил бы практически также. Если сейчас у меня, к примеру, на 100 обвинительных приговоров один оправдательный (повторю, это просто для примера), то в этом случае их бы было 4 из 100. То есть, разница не очень существенная.

ПРО СУДЫ ПРИСЯЖНЫХ

Я не против судов присяжных, но одно дело, когда это происходит в областном суде в крупном городе. И совсем другая история, когда это какой-то небольшой город в глухомани. Знаете, у нас ведь есть такие города, где половина населения сидит или скоро сядет, а вторая половина их охраняет. Вот в таких городах в судах присяжных я ничего хорошего не вижу.

Кстати, я иногда читаю в СМИ информацию по делу, которое веду. Обычно по экономическим делам. Я это делаю скорее для того, чтобы понимать расклад сил. Например, идут обвиняемые на контакт с журналистами или наоборот, есть ли «сливы» по этому делу от следствия. Конечно же, на мое решение информация из СМИ никак не влияет.

Но на суды присяжных информация из прессы влияет, они ведь ее принимают за истинную. К тому же СМИ, как правило, подают все так, будто им уже стопроцентно известно: виновен человек или нет.

СУДЫ У НАС И В США

Если сравнивать нашу систему правосудия и, к примеру, американскую, то я не скажу, что та лучше. У них предварительного расследования в нашем понимании не существует, все сразу происходит в суде.

В США правосудие для богатых, если можно так выразиться. Однажды я говорил с доктором юридических наук из США. Так вот, она, изучая и сравнивая свою систему правосудия и нашу, пришла к выводу, что российская — более социально ориентирована и доступна для простых людей. У нас разные судебные системы. В США она – прецедентная. И если у тебя нет денег на хорошего адвоката или на фирму, которая найдет по твоему делу прецеденты, то шансов отделаться легко у тебя мало. Ты можешь за то же преступление, что и у нас получить гораздо больший срок.

Хотя часть изменений уголовного закона в нашей стране мне кажется абсурдной. Все мы помним Мавроди и созданную им финансовую пирамиду. Так вот, его судили за тяжкое преступление. Но позже его отнесли уже к категории средней тяжести. У меня это не укладывается в логику. И таких примеров много. Думаю, законодатель меняет законы в угоду своим интересам. Но поменять только для себя они не могут. Приходится это делать для большого числа людей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Дневник судьи: «Угрозы бывают… Когда же идут убивать, не предупреждают». Часть 1. О том, как становятся судьями, поступают ли им угрозы, бывает ли давление на судью, и как часто служителями Фемиды предлагают взятки. (Подробности)

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Читайте также  Прекращение юридических лиц реорганизация юридических лиц

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Оправдательный приговор: судебная практика. Основания вынесения оправдательного приговора

Что же такое оправдательный приговор? Это процессуальный акт суда, который означает, что гражданин не виноват в совершении злодеяния, в котором он обвинялся. В данном случае человек должен быть полностью реабилитирован и восстановлен во всех правах. Оправдательный приговор может быть вынесен судом первой или апелляционной инстанции, а также тогда, когда дело было отправлено на пересмотр в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.

Определение

Что же такое оправдательный приговор и в каких случаях он может быть постановлен судом? Данный вопрос интересует многих граждан, и особенно тех людей, которые уже побывали на скамье обвиняемых.

Оправдательный приговор представляет собой процессуальный акт, вынесенный судом после изучения всех материалов дела и представленных доказательств, если в процессе вина гражданина не нашла своего подтверждения. Хотя на практике это происходит достаточно редко. Чаще всего уголовное дело, доведенное до суда, заканчивается вынесением обвинительного приговора. Отменить данный акт впоследствии практически невозможно.

Понятие приговора означает вынесение судом окончательного решения по делу. Человека признают виновным и назначают определенное наказание либо оправдывают и восстанавливают во всех правах.

Основания вынесения

Прописаны в УПК РФ. Основаниями для постановления судом оправдательного решения являются следующие обстоятельства:

  • не было факта события злодеяния;
  • отсутствие состава преступления в действиях обвиняемого;
  • принятие присяжными вердикта, который оправдывает подсудимого;
  • выявлено, что обвиняемый не имеет отношения к совершенному деянию.

Оправдание человека по любому из указанных пунктов не только влечет за собой освобождение от ответственности и наказания, но и подразумевает под собой реабилитацию человека и восстановление его во всех правах.

Важно

Вынесен может быть только один приговор суда. В том случае если человека обвиняли в нескольких злодеяниях, то в решении должно быть указано, по каким именно пунктам он был оправдан.

Преступления не было

В данном случае речь идет о тех случаях, когда уголовное дело возбуждается по причине того, что налицо имеется факт совершения злодеяния, а на самом деле он отсутствует. Иными словами, в ходе судебного заседания не подтвердилось наличие события преступления, и поэтому обвиняемый был оправдан.

Прохожие случайно обнаружили в лесу человека в бессознательном состоянии, кроме того, у него имелись некоторые повреждения головы и лица, выступала кровь. Люди позвонили в полицию. Раненый человек был доставлен в критическом состоянии в больницу и провел два месяца в коме.

В этот момент сотрудники полиции возбудили дело по факту нанесения тяжких повреждений и начали розыск виновного. Первым под подозрение попал друг пострадавшего, с которым они вместе были в лесу. Но тот пояснил, что они с товарищем поссорились и разошлись по домам. Больше подозреваемый его не видел. Тем не менее сотрудники полиции в это не поверили.

Только на суде из показаний самого пострадавшего стало известно, что находился в лесу один, в момент сильного ветра ветка дерева упала на него, и он потерял сознание. Также нашлись другие свидетели, которые подтвердили, что подсудимый находился в тот момент у себя дома. В итоге суд оправдал обвиняемого, потому что события преступления не было. Пострадавший получил травмы из-за непреодолимой природной силы.

Нет состава злодеяния

Любое преступление характеризуется наличием определенных признаков. Поэтому для того, чтобы приговор суда стал обвинительным, следствию необходимо собрать неопровержимые доказательства вины предполагаемого злоумышленника.

Состав злодеяния всегда имеет четыре составляющие:

  • субъект (человек, достигший установленного законом возраста для привлечения его к ответственности, он должен быть вменяемым);
  • объект — это то, на что направлено преступление (общественные отношения, которым был причинен вред);
  • субъективная сторона — определяет степень вины нарушителя и его отношение к содеянному;
  • объективная сторона — подразумевает способ, время и место совершения злодеяния (если это не будет доказано, значит человек будет оправдан).

Из этого следует, что если один из признаков преступления не будет установлен в ходе проведения разбирательства, значит суд не признает человека виновным.

Пример из практики

Двигаясь по дороге ночью на своем транспортном средстве, молодой человек допустил наезд на человека, который случайно выбежал на проезжую часть. В результате ДТП гражданину были причинены тяжкие телесные повреждения. Сотрудники полиции возбудили дело по факту наезда водителя машины на человека. В ходе проведения расследования были собраны все доказательства, якобы подтверждающие вину автолюбителя. Дело было передано в суд.

В ходе проведения разбирательства было установлено, что пеший участник движения, находившийся в состоянии опьянения, выбежал на дорогу перед машиной специально с целью совершения самоубийства. Это подтвердил он сам, когда пришел в сознание. Этому послужила ссора с девушкой. К счастью водителя, последний остался жив.

Таким образом, суд вынес оправдательный приговор водителю, потому что в его действиях не было обнаружено состава злодеяния.

Не причастен

Нередко на практике случается так, что сотрудники правоохранительных органов задерживают не того человека, который совершил злодеяние. В этом случае подозреваемый должен обратиться за помощью к защитнику и попробовать доказать свою невиновность, используя все не запрещенные для этого способы, установленные законом. Тем не менее при хорошей работе следствия такие дела нередко доходят до суда, и люди получают реальные сроки заключения. Поэтому защитник предполагаемого злоумышленника должен приложить все усилия к тому, чтобы суд сделал вывод о том, что обвиняемый не виновен в содеянном.

В ходе распития спиртных напитков один гражданин нанес другому ранение ножом в область живота. После того как последний перестал дышать, злоумышленник скрылся. Через некоторое время с дачи вернулась жена пострадавшего, она открыла дверь своим ключом и вошла в квартиру. Увидев мужа, лежащим на полу в крови, она попыталась извлечь из него орудие преступления, при этом она оставила на ноже свои отпечатки. Затем женщина вызвала полицию и скорую. Мужчина скончался в больнице, не приходя в сознание. Его жена стала единственной подозреваемой. Дело было доведено до суда. Ведь доказать, что человек не виновен при наличии на орудии преступления его отпечатков, практически невозможно.

В ходе заседания были установлены все обстоятельства совершенного злодеяния, допрошены свидетели. Кроме того, адвокат обвиняемой предоставил запись с камеры скрытого наблюдения в то время, когда она снимала со счета деньги. Это происходило как раз в момент совершения злодеяния. Также соседка обвиняемой женщины опознала в зале суда человека, которого она встретила при входе в подъезд. Им был товарищ погибшего гражданина, который и нанес ему ножевое ранение. Подсудимая была полностью оправдана.

С участием присяжных

В данной ситуации судьбу обвиняемого решают 12 непрофессиональных судей. Они допускаются к рассмотрению дела только в случаях, предусмотренных УПК. Как правило, они участвуют только в тех процессах, когда человек обвиняется в совершении особо тяжкого злодеяния. При этом у подсудимого нет оснований не доверять присяжным. Тем более что по настоящему законодательству, он сам вправе ходатайствовать о рассмотрении дела с участием заседателей.

Как осуществляется

В период процесса присяжные внимательно слушают стороны и исследуют представленные доказательства. После того как они отправляются в совещательную комнату, у них есть время для того, чтобы ответить на поставленные вопросы и вынести свой вердикт. Если последние посчитают, что человек не виновен, его оправдают. В противном случае он будет осужден к определенному наказанию.

Присяжные выносят только вердикт. Приговор оглашает профессиональный судья. Тем не менее последний не вправе пойти против вердикта заседателей.

Оправдательные приговоры суда присяжных даже в настоящее время не считаются редкостью. Тем не менее иногда такие процессуальные акты подлежат отмене. Это происходит в том случае, если заседатели существенно нарушили нормы УПК.

Если присяжные по своему внутреннему убеждению считают обвиняемого не виновным в совершенном злодеянии и выносят в отношении него оправдательный вердикт, профессиональный судья должен с ними согласиться.

Небольшое количество

Многих граждан нашей страны интересует вопрос о том, почему в России такой низкий процент оправдательных приговоров. Ведь не все люди, оказавшиеся на скамье подсудимых, виновны в злодеяниях, в которых обвиняются. Все дело здесь в самой правоохранительной системе. Ведь в России вся работа по доказыванию обстоятельств совершенного преступления и его раскрытию ложится на органы следствия и прокуратуру, которая контролирует данный процесс.

Как правило, в суды поступают только те уголовные дела, по которым будет вынесен обвинительный приговор. Невиновных отпускают еще в период предварительного следствия и оканчивают производство в связи с отсутствием состава злодеяния. Ведь если в суде вдруг выяснится, что человек не имеет отношения к содеянному, его необходимо будет оправдать и реабилитировать. Соответственно, последний вправе потом требовать денежную компенсацию от государства за незаконное привлечение к ответственности.

Работа надзорного органа

В очень редких случаях прокурор в судебном заседании отказывается от обвинения. Это происходит только тогда, когда невиновность обвиняемого подтверждается такими доказательствами, которые нельзя ничем опровергнуть. Например, если другой человек пришел в суд и сознался в совершении преступного деяния.

Для прокуратуры вынесение оправдательных приговоров означает плохую работу, недостаточный контроль над действиями следователей и дознавателей. После этого любой государственный обвинитель, участвующий в процессе, но проигравший дело, может получить выговор от руководства или вообще лишиться работы в органах.

По закону

Что же гласит процессуальный кодекс о том, в каких случаях выносится оправдательный приговор? УК РФ содержит в себе санкции только для тех лиц, которые совершили злодеяние. Если же человек не виноват в совершенном преступлении, он должен быть реабилитирован. Повторимся, Кодекс об уголовном процессе гласит о том, что оправдательное решение выносится судом в нескольких случаях:

  • нет состава деяния;
  • человек не причастен к совершенному злодеянию;
  • отсутствует само событие преступления;
  • заседатели признали человека невиновным.

Кроме того, оправданного должны полностью реабилитировать и восстановить во всех правах. Невиновный человек подлежит освобождению из-под стражи в зале заседания.

Главный принцип

Ни один человек не может считаться виновным, пока в силу не вступит обвинительный приговор судебной инстанции. Это принцип презумпции невиновности. Иными словами, органы, осуществляющие предварительное следствие, не могут называть предполагаемого злоумышленника преступником, пока данное обстоятельство не будет установлено судом. До момента осуждения человек считается невиновным.

Практика

Трое приятелей распивали в квартире друга спиртные напитки. После этого один из мужчин затеял ссору, в ходе которой нанес своему товарищу удар по голове тяжелым предметом и ушел. В этот момент третий друг уже спал и ничего не слышал. После того как он очнулся и увидел товарища в бессознательном состоянии, вызвал скорую и полицию. В итоге мужчину спасти не удалось, он скончался в больнице. Хозяин квартиры был задержан и взят под стражу. На орудии преступления нашли отпечатки его пальцев. Дело дошло до суда.

В процессе обвиняемый своей вины так и не признал. Кроме того, последний пояснил, что ничего не помнит, но в квартире было трое человек. В ходе процесса в суд пришел друг подозреваемого и признался в содеянном. Обвиняемый был признан невиновным и выпущен из-под стражи в зале заседания.

Как видно из данного примера, практика оправдательных приговоров все-таки существует. Потому что наказание должно быть назначено только тем, кто совершил злодеяние и чья вина была доказана судом.